Daily

Янина Петровская — Rechtsanwälte Lennert Partners

— Здравствуйте Янина, добро пожаловать на Satoshi.fm, для начала я традиционно прошу всех своих гостей рассказать чем они занимаются чтобы дальше выстраивать разговор и вообще всем слушателям было понятно о чём идёт речь. Чем занимаетесь вы?

👤 Янина Петровская

 

— Здравствуйте дорогие слушатели Меня зовут Янина Петровская, я российский юрист заканчивала и МГУ Ломоносова, пока училась я работала и стажировалась в Европе, в Польше, в Чехии, писала научные работы в Германии, потом работала в консалтинге в российской компании очень много для немецкоговорящих клиентов и вот однажды когда я была на обсуждение Joint Venture со своим немецким клиентом далеко в Сибири мне пришло предложение от одного из моих клиентов поработать в Лихтенштейне.

Я сильно удивилась, посмотрела погуглила где он находится — честно признаюсь, не знала. Вот и таким образом я приехала и начала работать в Лихтенштейне в качестве Head of Legal and Compliance в компании которая занималась управлением активами и фондами. А через какое-то время мы встретили здесь наши будущих партнеров, немецких и американских адвокатов с которыми создали компанию в Лихтенштейне.

Изначально создавались как налоговой бутик. Это произошло 2 года назад, а с 2017 года мы начали активно поддерживать блокчейн проекты в Лихтенштейне что и делаем до сих пор. Это в трех словах о нас.

— Перед тем как мы передем к блокчейну. Я как-то мимо проезжал мимо Лихтенштейна, а может быть и нет и естественно перед эфиром погуглил где он находится. Скажите, а вам там не скучно?

— Давайте я даже коротко introduction to Лихтенштейн, что это такое, что это за страна и почему здесь не скучно. Это конституционная монархия, здесь княжеская семья. Естественно ограниченная монархия, но у нее достаточно сильные полномочия. Они сильнее чем английская королева в плане власти в своём государстве. 38000 человек, это четвертое из самых маленьких государств мира. Но тем не менее, очень сильный финансовый сектор и когда-то давно Лихтенштейн, как и Швейцария и многие другие, Мальта, Гибралтар и прочие оффшорные юрисдикции были известны тем, что сюда можно было привозить разной степени серости и черности деньги и они в общем спокойно лежали. Все это конечно давно прошло, последние десять лет заставили все все раскрыть и буквально с этого года все начинают автоматический обмен налоговой информацией и внимания слушателей, у кого есть деньги в Швейцарии и Лихтенштейн и они ещё не задекларированы в России — надо поторопиться.

Вот из таких интересных фактов: Лихтенштейнская королевская семья, княжеская семья они самые богатые монархи Европы, они богаче английской королевы и 200 млрд франков assets under management. Здесь приблизительно 15 банков и несколько десятков компаний которые управляют инвестиционными фондами по всему миру и активами по всему миру, То есть, по немецки это называется Klein aber fein. Когда мы говорим по русски — маленький, да удаленький. Маленькая страна, но здесь много вещей происходят и ещё больше будет происходить в связи с тем что они уже уже анонсировали свой масштабные блокчейн закон, который вступит в силу думаю что летом следующего года. Вот так.

— Мы о нем обязательно поговорим, А в чём тогда бонус, если вот происходит обмен данными, соответственно деньги уже не утаишь, а собственно утаить деньги от российского государства, это самое святое о чём думать которая имеет какие-то деньги, а в преимущество Лихтенштейна, кроме права в котором эти деньги лежат?

— Преимущество — это низконалоговая юрисдикция. Здесь как правило дивиденды выходят под ноль и безопасность хранения хранения средств. Часто бывают ситуации когда компания например сама инкорпорирована в Англии, Гонконг, Сингапур, а сами деньги лежат здесь. Безопасность хранения денег. Потому что и Лихтенштейн и Швейцария, это безопасные государства, нейтральные, в которых уже 150 лет нет войны, ну и огромное количество инвесторов как прежде хотят чтобы хотя бы какая-то часть их денег лежала в том месте, которое как говориться если уж накроется медным тазом то — последним.

— Вот сегодня когда люди выбирают юрисдикцию для своего крипто-блокчейн проекта, как я понимаю, есть Эстония для бедных, Швейцария богатых, Кипр для жуликов и всякие промежуточные этапы. А где в этом Лихтенштейн занимает место? И соответственно какие плюсы кроме тех которые вы перечислили. Зачем собственно выбирать Лихтенштейн?

— Cмотрите, вы очень хорошо сказали, прям повеселили, про Эстонию для бедных. Я бы не была столь категорично насчет для бедных. Я бы сказала что для проектов которые начинают, у которых еще непонятно что с продуктом за токеном, конечно лучше сначала идти в юрисдикцию попроще и подешевле это логично. Когда мы начинаем что-то, мы сначала тестим, проверяем и год-два смотрим на какой уровень выйдет проект. И конечно с этой точки зрения достаточно дорогие, но при этом и очень качественно юрисдикции как Швейцария и Лихтенштейн они для начала, ну в них просто нет большого смысла для проекта. В чём отличие от Швейцарии основные: быстрее, потому что сейчас в Швейцарии — это настолько такой прям раскрученный уже бренд в этом мире и Crypto Valley, супер экосистема, Цуг, все дела. FINMA в общем достаточно завалена запросами, по нашей информации, коллег с которыми мы общаемся от 6 до 9 месяцев рассмотрение проходят это очень долго. FMA Лихтенштейна справляется с этим побыстрее, там за пару месяцев рассматривают запросы. Один момент и другой момент объективно оказывается дешевле. В Швейцарии юридические услуги, эдвайзерские услуги оказываются дороже чем Лихтенштейне. Вот это основные преимущества в сравнении со Швейцарией, а для остальных стран я сказала, что более недорогие юрисдикции хорошо для начала, а когда это взрослые которые уже несколько лет поработали вышли на самоокупаемость серьезные инвесторы. Welcome to Лихтенштейн.

— А о каких суммах идет речь? А вот допустим satoshi.fm наконец-то начало приносить какие-то деньги, я решил инкорпорироваться естественно не в России, зная что как только радиостанция станет популярной у меня ее отнимут, как отнимают другие бизнесы. На что мне рассчитывать? сколько мне придется отдать кровно заработанных или собранных со слушателей средств чтобы получить юр лицо и заниматься какой-то операционной деятельностью?

— Тут я как юрист конечно вставлю дисклеймер. Что мне бы мне бы не хотелось это озвучивать, если можно я вам потом в личной переписке этот cброшу потому что проект индивидуальный и разные это один момент и бюджеты могут немного отличаться, а второй момент, я думаю что нас всё-таки послушают том числе и мои русскоговорящие коллеги, которых я очень люблю, но тем не менее конкуренты. И мне бы не очень хотелось афишировать информации вот настолько публично.

— Ок, не вопрос, вообще не буду даже и никак настаивать, нисколько не прошу вас раскрыть имена и качества своих клиентов, но чем обычно приходят? С какого типами проектов приходит к вам, даже не в Лихтенштейн, а и именно к вам, блокчейн и криптовалюты — растяжимое понятие, можно описать какой-то спектр в котором обращаются?

— С удовольствием могу, но как вы правильно догадались, что мы в общем связаны

по рукам и ногам адвокатской тайной, здесь это очень тяжелая история и я имен называть не могу, каких-то деталей по проектам назвать не могу. И в Швейцарии и в Лихтенштейне то же самое. Ну грубо говоря за какие-то жесткие нарушения дисциплинарная коммиссия тебе выговор впаяет, а второй раз может и лицензию забрать. Вот из того что мы делали с клиентами, из того что в принципе есть Лихтенштейне я сейчас по порядку озвучу. Мы сейчас сопровождаем транспортные проекты, транспортные проекты переводятся на блокчейн вот это то, что мы делаем сейчас и это разные в сфере искусства.

— То есть это фиксация арта в блокчейне, правильно?

— Зависит. Иногда это связано например с какими-то правами на какой-то объект, иногда какие-то большие объекты делятся на какие-то кусочки и фиксируются право на эти кусочки. Здесь уже конкретно бизнес-модели раскрывать не могу, потому что тогда можно будет легко понять какой это проект. К сожалению.

— Понятно. Ну вот тут вышла куча исследований, называют разные цифры но грубо говоря все что выходило на ICO процентов на 80, а то и на 90 оказалось скамом, мошенничество или просто каким-то не удалось собрать. Деньги взяли, уехали и так далее А как вы думаете, ваш прогноз, а когда посадки начнутся?

— Так уже начались. Это касается это касается конечно преимущественно более жестких юрисдикций и инвесторов из более жестких юрисдикции вроде штатов. То что мы видим и слышим, я смотрела на статьи. Я думаю что в ближайшее время, что касается мошенников, что-то в ближайшее время начнётся. Потому что это очень очевидные вещи, доказуемые, они все накладываются как правило в разных юрисдикциях определенную статью уголовного кодекса, разные вариации на тему мошенничества. Будут, конечно будут.

Очень жалко и плохо, что эти люди они к сожалению во вне формируют весь имидж, то что касается токеномики, в том что касается блокчейна. Да но это наверное судьба многих развивающихся историй и рынков, сначала это хайп и куча мошенников которые на этом наживаются. а сейчас мы видим уже фазу когда когда это все переходит в более зрелые вещи, более зрелые проекты.

— Собственно вы один из примеров что качество гостей начало расти, и более более профессиональные собеседники начали попадаться, при том что у меня все более или менее релевантно рынку идет, т.е. видимо действительно растет качество.

Давайте про законы поговорим. В моём представлении, сегодня токен условно ERC-20 это фантик и все понимают что это фантик. Что это номинальная какая-то история зафиксированная в номинальный блокейне. Пусть не ERC-20. Любой токен. Как вот это выглядит? Я к вам прихожу и говорю: хочу провести ICO выпустить 100000000 токенов, которые потом будут что-то делать, не важно. Секьюрити, ютилити, к чёрту подробности и тут в конце концов выясняется что токен в конце концов оказался фантиком. То есть я деньги собрал, купил себе ламбу, квартиру в Лондоне и сижу там в Швейцарии, чтобы не выдали не дай Бог никуда. И соответственно люди видят что проект не реализован, может по каким-то даже банальным причинам. А просто идея была хорошая, ну вот не получилось Какими они правами обладают с точки зрения права требования? Когда у нас есть договор и контракт, мы с вами заключаем договор займа например, неважно. Вы можете прийти, я могу прийти с договором в суд вместе с вами как всегда адвокатом, и соответственно требовать с кого-то свои кровные инвестиции, а тут как? С токеном прийти?

— История в том что договор между инвестором, приобретающим токен и самим проектом, какой-то компании, которая как правило все равно за токеном должна стоять. Есть конечно проекты где вообще нет компаний, но это первый звонок для инвесторов что туда идти не надо. У инвесторов всё равно есть требование, оно возникает хотя бы потому что он отдал людям деньги, а вот дальше уже вопрос какое основание, если это инвестиционная сделка, то насколько, как что было записано в Terms and Conditions, насколько это сделка высокорисковая и конечно в ситуации с высокорисковые сделками очень сложно что-то требовать в плане вернуть какие-то вложения. Но, если это очевидная ситуация с мошенничеством и если это всё доказуемо, то там конечно просто инвесторы могут спокойно собираться находить адвокатов и говорить: ребята у нас есть конкретные свидетельство о том что этот человек использовал деньги не на развитие компании, не на развитие продукта и подавать это в соответствующие органы в соответствующем государстве где была например такая компания или где проводился проект, это зависит, там надо смотреть на правила конкретно юрисдикции. И так вот если не выдает, а Швейцария на самом деле выдает и мало того что Швейцария выдает, Швейцарию ещё может например реализовывать уголовное преследование человека прямо у себя. Если она его не выдает. Если он вдруг там свой гражданин или ещё что-то. Из не выдающих таки юрисдикций, наверное самая самая известная это Англия.

— Ну ладно, у меня израильский паспорт, если что надеюсь родная страна спасет и не подведет. Философский вопрос: я тут разговаривал со своими адвокатами и спросил следующе. Скажите вы проблемы решаете или задачи? С проблемами понятно — ты вляпался в какую-то историю, тут же звонок адвокату, помоги пожалуйста, вытащи меня отсюда. Или уже другая история: ты говоришь, мне тут через границу надо перевести сто килограмм кокаина и вывести всё это дело на ICO потом. Реши пожалуйста задачу! Как вы относитесь к своей деятельности или профессии? вы проблема решаете или задачи?

— Смотрите, вы конечно важную тему затронули и тему которая меня всегда очень расстраивает, что клиенты часто к нам приходит тогда когда уже поздно пить боржоми. Когда уже плохой сценарий ничем не закрытый до этого взял и реализовался, тогда люди приходят и тогда очень сложно юристу что-то вообще бежать, тушить и делать. Мы конечно это делаем, конечно я своих клиентов там защищаю как могу. Огнем и мечом. Но надо понимать, что желательно вообще в жизни всё-таки использовать какой-то такой жизненный риск-менеджмент и заплатить какие-то деньги, но всё-таки проконсультироваться относительно своего проекта, хотя бы коротко, чтобы понять какие основные самые тяжелые риски есть, какой шанс что они реализуются и как их можно закрыть, чтобы потом небыло мучительно больно и дорого. Как правило закрыть риски оказывается сильно дешевле, чем лечить последствия вот незакрытых этих плохих сценариев.Так что если глобально сказать, я за то чтобы решать задачи по развитию бизнеса и закрытию плохих сценариев. Что бы если что-то отвалиться, что бы был план B, C и D.

— Конечно лучше сидеть, извините, лучше конечно гулять чем сидеть. Ну и последний вопрос, какой спектр вопросов решает ваша компания? Юристы они разные бывают, адвокаты разные, и возвращаюсь к тому, что есл satoshii.fm соберется проводить ICO, инкорпорироваться в Лихтенштейне и так далее. Какой пул вопросов вы для меня закроете? Но не для меня естественно, я шучу на счет satoshi.fm, а вообще для клиентов?

— В принципе по юрисдикции Лихтенштейн мы закрываем все вопросы. То что касается лицензированию регулятора мы закрываем, то что касается инкорпорирование компании, то что касается и администрирования в дальнейшем, для для этого у нас есть партнёры который персонально администрирует компании. То что касается налогового структурирования. Потому что очень важно для фаундеров и для инвесторов, что будет потом, когда они будут выходить из проекта. В принципе по Лихтенштейну мы это делаем все. Мы делаем проекты вместе с партнерами лицензированными в Швейцарии, но основной профиль конечно в Лихтенштейне.

— Ну что же, спасибо большое, мы надеемся все что прекрасно уютная страна будет и дальше набирать популярность, среди криптовалютных проектов, в конце концов уже надоело обсуждать Швейцарию и Эстонию. Хочется обсуждать что-то альтернативное. Желаю вам много прекрасных клиентов, желаю чтобы все они были на свободе и в безопасности, но с вами надеюсь так оно и будет!

— Спасибо вам большое очень приятно было пообщаться

Янина Петровская — Rechtsanwälte Lennert Partners: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s